Европейские перспективы

Энергетический поворот: европейский подход

Энергетика стала центральным вопросом в Европейском сообществе. В то же время ЕС не об­ладает исключительной компетенцией в данной сфере.

Температуры в Европе падают, а теплые мысли, не говоря уже о предлагаемом Еврокомиссией законодательстве, помогают слабо. После долгого периода разработки Энергетический союз выпустил «зимний пакет» законов, также известный как «гигантский пакет» и «законодательное цунами». Пакет предлагаемых законов с многообещающим названием «Чистая энергия для всех европейцев» занимает больше тысячи страниц. Но выполняет ли он свои обещания?

Некоторые его аспекты уже хорошо известны и будут обновлены и скорректированы в соответствии с законодательством до 2030 года. Сюда входит пересмотр директив по возобновляемым источникам энергии и энергоэффективности. В то же время Комиссия делает важный шаг, предлагая проведение реструктуризации и внедрение элементов управления в масштабах всего ЕС с целью формирования внутреннего энергетического рынка. И, наконец, изменения необходимо изменить с учетом существующих соглашений, в частности — желаемого ограничения глобального потепления на уровне 2 °C, которое было сформировано на Конференции по климату в Париже и вступило в силу 4 ноября 2016 года.

Но готовый к прыжку лев может превратиться в ягненка, если механизмы оплаты за мощность откроют двери для строительства новых угольных электростанций (несмотря на ограничения на выбросы CO2). Кроме того, он станет беззубым, если цель по экономии энергии будет повышена лишь до 30 процентов (с 27 процентов), несмотря на неоднократные заявления вида «Эффективность превыше всего!». ЕС станет бессильным, если отменит систему «приоритетного распределения», в которой приоритет в энергосетях Европы отдается возобновляемым источникам энергии. Конкретная цель «не менее 27 процентов возобновляемых источников энергии» в доле общей потребляемой энергии к 2030 году получит сильный удар, если будет действовать только в масштабах ЕС, то есть не будет являться обязательной для отдельных стран-участниц, как это было с целями на 2020 год. Как ЕС может достичь цели президента Юнкера — стать мировым лидером в области возобновляемых источников энергии? В течение долгого времени США и Китай опережали Европу на один шаг в плане инвестиций. Теперь ЕС должен работать гораздо усерднее, чтобы превратить свои красивые заявления в действия.

Но в конце туннеля все же есть свет — впервые были упомянуты энергетические кооперативы и их доступ к энергосетям. ЕС, наконец, признал потенциал граждан, которые производят и продают свою собственную энергию. Общее видение Энергетического союза содержит конкретные взгляды на низкоуглеродную, стабильную и безопасную энергосистему Европы. Даже самые суровые европейские скептики должны понять, что такой процесс не может произойти в одночасье. Поэтому тем более важно, чтобы такие предложения получали ход при последующих переговорах с Европейским парламентом и, наконец, со странами-участницами. Именно последние должны сформировать окончательный курс на успешный энергетический переход в Европе, поддерживая местные и региональные инициативы, базирующиеся на активном сотрудничестве с европейскими соседями. В этом отношении «Чистая энергия для всех европейцев» — это лишь одна часть пакета. Еще предстоит выяснить, какие страны-участницы ЕС предпримут позитивные шаги для достижения его целей.

В предложениях Брюсселя подчеркивается тот факт, что европейская политика в области возобновляемых источников энергии в настоящее время не имеет амбициозного общего знаменателя, который устраивал бы все страны-участницы. Вместо этого они преследуют свои, сугубо внутренние энергетические интересы — от угля в Польше до ядерной энергии во Франции. Итак, как ЕС может сформировать разумную, последовательную и амбициозную энергетическую политику?

В прошлом пионеры энергетического перехода, например Германия, не смогли убедить своих европейских соседей в позитивных аспектах реструктуризации энергетической системы посредством инноваций и экономического роста. До сих пор не удалось создать коалицию, необходимую для европейского энергетического перехода, поэтому теперь люди удивляются очень смешанным результатам, достигнутым в Брюсселе. Можно даже сказать, что однобокое изменение энергетической политики со стороны Германии и сопутствующее (не всегда положительное) воздействие на рынки электроэнергии ближайших соседей является одной из главных причин существования в ЕС некорректных предложений по энергетике.

Если в ближайшие два года Германия захочет оказать существенное влияние на разработку соответствующих европейских директив, то Берлин не должен сосредотачиваться на мелких ссорах по вопросам приоритетности возобновляемых источников энергии или механизмов оплаты мощности. Вместо этого следует сделать шаг назад и начать тесно сотрудничать с другими странами-участницами ЕС, обсудить их проблемы и подготовить новую программу всеобщего европейского энергетического перехода, в которой особое внимание будет уделяться преимуществам модернизации экономики с точки зрения международной конкурентоспособности. Только тогда как Германия, так и Европа смогут успешно осуществить энергетический переход.