Стратегии чистой энергии

Торговля выбросами

Европейская система торговли выбросами (СТВ) устанавливает ограничения на выбросы в отдаленной перспективе и является главным инструментом Европейского союза по снижению выбросов парниковых газов промышленным и энергетическим секторами, а с недавнего времени — авиацией. Однако система торговли выбросами ЕС (ЕСТВ) подвергается критике как недостаточно амбициозная и изобилующая лазейками — что неудивительно, учитывая, что для того, чтобы система была хоть как-то запущена, ее разработчикам пришлось пойти на уступки сильному энергетическому и промышленному лобби. Эти уступки включают компенсации, а не амбициозные цели, и недостаточную согласованность с экономическими спадами.

ЕСТВ

Главным инструментом климатической политики Европейского союза для промышленного и энергетического секторов является Европейская система торговли выбросами (ЕСТВ), которая охватывает около половины всех выбросов парниковых газов в пределах ЕС. Основная цель — ограничение выбросов от различных секторов. Ежегодно объем разрешенных выбросов уменьшается, что заставляет компании сокращать выбросы путем инвестирования в меры энергоэффективности или покупки у других компаний излишков разрешений.

Таким образом, эта система создает цену на углерод. Сторонники системы торговли выбросами ссылаются на то, что наименее затратный вариант всегда предпочтителен. Например, для коммунальной компании может быть дешевле закрыть устаревшую угольную станцию и заменить ее установками на природном газе и возобновляемых источниках. В результате, выбросы компании оказываются ниже разрешенных, так что она может продать неиспользованные разрешения на выбросы другой компании, которая эксплуатирует относительно новую угольную станцию, но вынуждена докупать квоты на выбросы.

Окончательный лимит, неудачный старт и изъяны замысла

Однако стартовала ЕСТВ неудачно. Запущенная в тестовом режиме в 2005 году, система подверглась всестороннему пересмотру в 2009-10 г. Цена на углерод осталась низкой, не создавая, таким образом, достаточного стимула для перехода от угля к более низкоуглеродному топливу. Тем не менее, удалось установить потолок выбросов, а значит, отказ от ядерной энергии в Германии не будет стимулировать новые выбросы. ЕСТВ устанавливает лимит выбросов для сектора энергетики, так что выбросы углерода Германии не могут превысить установленный уровень, с ядерной энергетикой или без (см. главу 6, «Вопросы и ответы»).

Ряд имеющихся изъянов не позволяет системе стать более успешной. Когда систему начали испытывать в 2005 году, огромное количество квот было бесплатно роздано основным загрязнителям. Однако результатом стало повышение цен на энергию, так как компании стали взимать с потребителей стоимость разрешений, которые они получили бесплатно. Начиная с 2013 года разрешения в Германии не раздаются бесплатно, а выставляются на аукцион: основным загрязнителям атмосферы приходится наконец платить за полученные квоты на выбросы.

Экономический спад после 2008 года и другие, частично неизвестные факторы, означают, что в обороте находится слишком большое количество разрешений на выбросы. В ЕС уже достигли своей цели на 2020 год на европейской торговой платформе, что звучит как хорошая новость, но на самом деле отражает неспособность платформы реагировать на успех возобновляемых источников энергии и экономический спад в Европе. В результате, цены на выбросы вряд ли поднимутся с 7 евро за тонну до 30-50 евро, как предполагалось в 2005 году. В 2014 году в ЕС была предпринята «эвакуация» разрешений: продажа 900 миллионов углеродных квот была отложена на период с 2019 по 2020 гг., чтобы стабилизировать текущие цены на углеродные квоты. Начиная с 2019 года в случае превышения эмиссионных квот (резерв устойчивости рынка) количество продаваемых с аукциона квот будет снижено.

Основной проблемой остается роль углеродных компенсаций. Их идея заключается в том, чтобы позволить европейским компаниям сократить свои выбросы не дома, а в развивающихся странах, через «механизм чистого развития» (МЧР). К сожалению, условие, что компенсации будут «дополнительными», не позволит ужесточить экологические директивы: ведь более жесткие нормы потребовали бы больше действий, в том числе через МЧР. Другими словами, оговорка о том, что проекты могут быть дополнительными, может непреднамеренно стимулировать ослабление других директив. В связи с этим предпринимаются шаги для того, чтобы гарантировать, что компенсации не станут препятствием для ужесточения экологических директив.

В целом, критика компенсаций сводится к опасению, что развитые страны перенесут действия по сокращению выбросов в развивающиеся страны, не допуская конструктивных изменений в своей экономике.

Торговля выбросами и зеленые тарифы

Иногда усматривают конфликт между торговлей выбросами и зелеными тарифами. В то время как цель СТВ — сокращение выбросов в секторе традиционной энергии, зеленые тарифы поддерживают инвестиции в возобновляемую энергию. Некоторые аналитики утверждают, что если цель состоит только в снижении выбросов парниковых газов, СТВ послужит ее достижению более эффективно, так как участники рынка выберут наиболее дешевый способ сокращения выбросов; а также что многие типы возобновляемой энергии экономически оправданы только при зеленых тарифах.

На самом деле возобновляемая энергия в Германии заменяет в первую очередь газовые турбины и угольные станции, тем самым значительно сокращая углеродные выбросы. Не считая зеленые тарифы и торговлю выбросами конкурентами, большинство немцев понимают, что зеленые тарифы позволяют нам снижать потолок углеродных выбросов в системе торговли квотами быстрее, чем это можно было бы сделать каким-либо иным способом.

В ходе обсуждения в 2009 году ведущий немецкий институт экономических исследований, DIW, решительно выступил в поддержку обоих инструментов в докладе под названием «Нам нужны оба», убедительно ссылаясь на то, что если у возобновляемой энергетики есть потенциал снизить углеродные выбросы быстрее, чем это может сделать система торговли выбросами, тогда, очевидно, следует снизить цели торговли выбросами, а не избавиться от зеленых тарифов.

В реальности, как показывает увеличение спроса на немецкую угольную генерацию с 2011 по 2013 гг., необходимы как торговля возобновляемыми источниками энергии, так и торговля квотами на выбросы. Высокая цена на углерод стала бы поощрять переход с угля на природный газ в энергетическом секторе.

Торговля выбросами в международном аспекте

За пределами Европы торговля выбросами до сих пор находилась в еще более бедственном положении. Тем не менее, подъем ожидается не только в ЕС, но и по всему миру. Калифорния запустила свою схему торговли квотами на эмиссии парниковых газов в 2013 году, хотя цены на углеродные выбросы там выше, чем в ЕС; помимо этого, вдоль Восточного побережья США начинает действовать региональная обязательная программа торговли выбросами (RGGI). Китай также приступил к реализации [испытательной программы в семи провинциях(http://www.sei-international.org/mediamanager/documents/Publications/china-cluster/SEI-FORES-2012-China-Carbon-Emissions.pdf).

Стоит заметить, что Германия — одна из немногих стран, которые не только достигли установленных Киотским протоколом ограничений на выбросы, но и заметно их превысили. Перед Германией стояла, казалось бы, относительно амбициозная задача: сократить выбросы на 21 процент от уровня 1990 года к концу 2012 года. Но 10 процентов из этого показателя имели отношение к особой ситуации с бывшей Восточной Германией, изношенная промышленность которой была частью закрыта, частью модернизирована в 1990-е годы. Тем не менее, Германия перевыполнила свои цели по снижению выбросов и добилась снижения на 24,7 процента к концу 2012 года. В конце 2016 года сокращение достигло 27,6 процентов.