История энергетического поворота

Зеленые тарифы признаны Европейским судом законными

В 2001 году Европейский суд признал, что зеленые тарифы не являются «незаконной государственной субсидией», что стало сигналом к резкому развитию возобновляемой энергетики.

Закон очень быстро вызвал бум, в частности в ветроэнергетике, так что сектор традиционной энергетики решил подвергнуть сомнению его легитимность. Тогдашний европейский комиссар по вопросам конкуренции Карел ван Мирт открыто заявил, что он считает зеленые тарифы незаконным субсидированием, и примерно в то же время немецкая энергетическая компания Preussenelektra (в результате слияния которой с Bayernwerk в 2000 году возникла E.ON Energie) решила проверить зеленые тарифы в суде. Дело дошло до Европейского суда, который в 2001 году постановил, что зеленые тарифы не являются субсидией и потому законны. Хотя это решение касалось первого постановления о зеленых тарифах от 1991 года, а не Закона о возобновляемой энергии (EEG) от 2000 года, оно было широко понято как применимое к обоим, что стало одной из причин того, почему EEG ставили под сомнение до тех пор, пока ЕС в Брюсселе не задумался об освобождении промышленности от выплат дополнительного сбора за использование возобновляемых источников энергии в 2012 году.

Как пояснил суд в 2001 году, государства-члены ЕС имеют право заставить частные компании закупать возобновляемую энергию «по цене, превышающей реальную экономическую ценность данного вида электроэнергии и затем перекладывать финансовый груз, налагаемый этим обязательством» на потребителей, потому что возобновляемая энергия «полезна для охраны окружающей среды» и сокращения «выбросов парниковых газов, которые являются одной из основным причин изменения климата, борьба с которым является долгом Европейского сообщества и его государств-членов».

Говоря простым языком, суд постановил, что на самом деле зеленые тарифы открыты для всех, включая крупные корпорации, а значит, не дискриминируют других участников рынка и не извращают соревнование. Они скорее поддерживают определенный вид энергии из-за недостатков других видов ради общего блага, признанного ценностью ЕС. Стоимость зеленых тарифов ложится на плечи плательщиков коммунальных услуг, а не налогоплательщиков; это не статья госбюджета.