Европейские перспективы

Дания: лидер теряет свои позиции?

Дания, с ее образцовым разделением снижения выбросов СО2 и высокого экономического ро­ста, стала синонимом чистых технологий, устойчивого развития общества и энергетической системы, интегрировавшей огромный объем возобновляемых источников энергии. Однако недавние политические события поставили под сомнение зеленые решения страны.

Автор: Торе Келлер (Tore Keller), журналист-фрилансер

Источником мотивации для датского зеленого энергетического скачка послужил нефтяной кризис 1970-х годов, когда датское гражданское общество и политическая система были шокированы степенью зависимости страны от импорта энергоресурсов. Датчане решили избавиться от этой зависимости и выбрали другой путь.

Первым шагом стало участие в комплексных проектах по разведке нефти и газа в Северном море, разворачивание масштабного энергетического плана для централизованного теплоснабжения с использованием избыточного тепла от электростанций и развитие широкой сети для использования природного газа.

Датчане решили сконцентрировать свои усилия на возобновляемых источниках энергии и прежде всего на энергии ветра, одновременно отказавшись от атомной энергии после интенсивных политических дискуссий, связанных с многочисленными демонстрациями против атомной энергетики, проходившими в Копенгагене в 1970-х. Дания до сих пор импортирует электроэнергию с атомных станций Швеции и Германии в периоды снижения внутреннего производства электроэнергии, но общая политическая ситуация не позволяет рассматривать атомную энергетику в качестве приемлемой опции.

Только после доклада по изменению климата, составленного Всемирной комиссией по окружающей среде и развитию (WCED, комиссия Брунтланн) в 1987 году, политика по сохранению климата и забота об окружающей среде стали играть основную роль в формировании энергетической политики Дании. Тем не менее уже в 1989 году Дания стала первой страной в мире, которая приняла закон, направленный на сокращение выбросов СО2. С той поры политика по сохранению климата стала основой датской энергетической политики. В настоящее время планируется создать к 2050 году энергетическую систему, не использующую ископаемое топливо. Данные амбиции потребуют инноваций, новых технологий, огромных инвестиций и политической воли вкупе с поддержкой гражданского общества и бизнеса.

Не стоит входить в заблуждение — Дания сегодня все еще зависима от нефти, угля и газа. Авто­мобили ездят не на цветах и волшебном порошке. Если бы не нефтяные месторождения Северного моря, датская история могла бы выглядеть совсем по-другому. С конца 1990-х годов нефть и газ, добываемые со дна моря к северу от Дании, сделали датчан независимыми от им­порта нефти и газа, в то же время стимулируя бурный рост экономики Дании.

Экспорт нефти и газа, высокие налоги на энергоносители и политический консенсус сделали экономически выгодными множество оффшорных ветряных электростанций, построенных вокруг Дании в последние годы. Дания поставила перед собой политическую цель достичь к 2020 году доли возобновляемых источников энергии в 35 процентов, а к 2050 полностью отказаться от использования ископаемого топлива в энергосистеме.

Эти амбициозные цели оплачиваются потребителями в виде энергетических налогов, которые платят домовладельцы и компании. Получаемые доходы инвестируются в проекты по возобновляемой энергии, такие как оффшорный ветропарк Хорнс Рев III, расположенный у побережья к западу от Ютланда. Это уже третья оффшорная ветроэлектростанция в регионе, и после ввода в эксплуатацию в 2019 году она будет производить достаточно «зеленой» электроэнергии для обеспечения 400 000 домов при общей мощности в 400 МВт дополнительно к 370 мегаваттам, уже обеспечиваемым двумя старшими сестрами этой станции — Хорнс Рев I и Хорнс Рев II.

В дополнение к оффшорным ветропаркам Хорнс Рев, Дания построит оффшорную ветростанцию мощностью в 600 МВт в Кригерс Флак, в водах между Данией, Швецией и Германией. Политические события 2015 года, правда, негативно сказываются на проекте Кригерс Флак. Пониженный тариф для организации коммунального обслуживания, который помог финансировать многие из проектов по возобновляемым источникам энергии в Дании, был признан Европейской комиссией незаконным, поскольку он благоприятствовал внутренним проектам. Это означает, что правительству придется придумать новую модель финансирования возобновляемых источников энергии. Новое правительство, пришедшее к власти в 2015 году, предложило идею, предусматривающую отмену проектов, включая Кригерс Флак в связи с нехваткой средств. Но в ноябре 2016 года Vattenfall выиграл тендер на строительство ветряной фермы с историческим на тот момент предложением всего по 49,90 евро/МВт·ч.

Дания выбрала для себя основной источник возобновляемой энергии — энергию ветра. С учетом нередкой в Дании промозглой дождливой погоды использование солнечной энергии не обещает особенных достижений. В 2016 году более 42 процентов электроэнергии было получено с ветровых электростанций. Это мировой рекорд. Датский бизнес не стоит в стороне. В 2016 году объем экспорта энергетических технологий составил 11,3 миллиарда евро — примерно 12 процентов от всего датского экспорта. По данным Датской энергетической ассоциации, данный объем экспорта в 2014 году позволил создать 56 000 рабочих мест. В период с 1990 по 2007 гг. экономическая активность Дании возросла более чем на 40 процентов, в то же время выбросы СО2 сократились почти на 14 процентов. В дополнение к поддержке со стороны бизнеса, практически все политические партии Дании поддерживают долгосрочную энергетическую программу до 2020 года. Как следствие — широкий консенсус по вопросу безъядерной энергетической политики со времен нефтяного кризиса 1970-х годов.

Но не во всем в Дании царит такая идиллия. Классическая присказка «только не в моем дворе» еще жива в зеленой Дании. При создании испытательного полигона для ветроэлектрогенераторов в отдаленном местечке Остерильд (Osterild) местное население вышло с протестами против строительства, утверждая, что они поддерживают проекты по возобновляемой энергии, но требуют, чтобы эти проекты реализовывались где-то еще. В конце концов, несмотря на протесты, испытатель­ный полигон был построен.

В последнее время размещение оффшорных ветрогенераторов вблизи побережья встречает сопротивление со стороны граждан. Однако доля датчан, несогласных с политикой по формированию общества устойчивого развития, независимого от импорта энер­гии с Ближнего Востока и из России, по-прежнему остается небольшой. Зеленая политика находит широкую поддержку у населения, несмотря на то, что датчане, как и большинство других людей, хотели бы получать более скромные счета за электроэнергию.

Местные с неодобрением относятся к последним проектам, посвященным добыче сланцевого газа в сельской местности. В основном людей беспокоит собственная безопасность и размеры возможных месторождений сланцевого газа на своих участках. Именно это сдерживало темпы разведки сланцевого газа. Однако правительство, пришедшее к власти после всеобщих выборов 2015 года, стало применять более открытый подход к проектам по добыче сланцевого газа.

Несмотря на то, что Дания преуспела в снижении своего влияния на изменение мирового климата и демонстрирует бурный рост «зеленой» энергетики, датчане не настолько зеленые, как это может показаться. Последний отчет Всемирного фонда дикой природы ставит датчан на четвертое место в мире по загрязняющему воздействию на планету с учетом воздействия импорта, интенсивных туристических путешествий и агропромышленного сектора, которые контролируется заметно меньше, чем другие отрасли.

В то же время датчане подходят к вопросам изменения климата локально. Так на острове Самсё уже полностью отказались от ископаемого топлива. Местные жители объединяются в ветроэнергетические кооперативы, которые обычно владеют 1-3 ветровыми электрогенераторами на участке, прилегающем к небольшому городу или индустриальному району. Их можно найти на территории всей страны. Около 40 000 датчан являются совладельцами или частными владельцами более чем 5200 ветровых электрогенераторов в Дании.

На зеленый путь развития Данию подтолкнули высокие цены на энергоносители в 1970-х годах, и ее опыт показывает миру, что за счет широкого внедрения перспективного планирования в энергетике, мер поощрения чистой энергетики и поддержки населения можно снизить зависимость от ископаемого топлива. Германия так же старается разорвать связь динамики ВВП и потребления ископаемого топлива, но датчанам это удалось первыми. Следующие несколько лет курса нового правительства определят, сможет ли Дания остаться на передовых позициях или она потеряет свое положение в качестве лидера чистой энергетики.