Вопросы и ответы

Какую роль сыграет сланцевый газ в немецком Energiewende?

Международные наблюдатели периодически задаются вопросом, когда в Германии начнут использовать сланцевый газ. В частности, американцы, основываясь на своем опыте, считают, что Германия сможет снизить выбросы углекислого газа и цены на энергию за счет сланцевого газа.

Германия в настоящее время изучает возможности добычи сланцевого газа. На сегодняшний день в стадии реализации находятся несколько проектов, однако бурение разрешено только в том случае, если добыча сланцевого газа будет производиться на глубине по меньшей мере трех километров (в целях защиты подземных вод). В зависимости от результата, добыча сланцевого газа может быть разрешена, тем не менее до конца этого десятилетия никакого решения не ожидается. Кроме того, многочисленные сообщества в Германии, например пивовары, беспокоящиеся о чистоте своих грунтовых вод, выступают против технологий добычи сланцевого газа.

В Европе сланцевый газ непопулярен. Франция уже объявила на него мораторий. Позиция немецкого правительства такова, что добыча сланцевого газа может произойти не раньше, чем будет развеяна экологическая озабоченность – что можно рассматривать как дипломатический способ сказать «никогда». В целом, немецких запасов сланцевого газа хватило бы на 13 лет, в течение которых можно было бы обеспечивать потребности страны в газе полностью. Конечно, в этом случае Германия не стала бы прекращать весь импорт – скорее собственные запасы растянули бы на несколько десятилетий, сокращая импорт.

В это время пришлось бы разбираться с риском загрязнения подземных вод и окружающей среды. Из-за того, что Германия густо населена – каждый случай загрязнения затрагивал бы тысячи людей. Возникает вопрос – зачем подвергаться такому риску в обмен на слегка большую энергонезависимость. Кроме того, законы о добыче в Европе и Германии отличаются от американских. Собственник земли владеет только поверхностью, а государство владеет тем, что под землей. Для собственников не так уж прибыльно сдавать в аренду или продавать землю компаниям, добывающим сланцевый газ.

Еще одна причина это низкие цены. В США цена на газ снизилась, но только в некоторых местах, там нет газовой сети. В Германии проходит газовая труба, идущая из России в Нидерланды; Северная Африка соединена со Средиземноморской Европой. Если бы появился сланцевый газ, его бы продавали той из соединенных стран, которая предложила бы лучшую цену. В общем, это вряд ли привело бы к значительному снижению цены. В Германии цены на газ привязаны к ценам на нефть, то есть они не могут независимо измениться. Но даже если бы эта связь была разорвана – цены не упали бы, потому что газ можно реализовать на большом европейском рынке.

Indeed, gas prices are currently pegged to oil prices in Germany, so gas prices alone cannot fall independent of oil. But even if this pegging were done away with, gas prices would not fall because the gas could be sold on such as large market; Germans would just be taking risks with their environment so that gas companies could post greater profits.

A publication by Friends of the Earth found that the potential of shale gas may also be overstated:

  • the five biggest gas wells in the US declined by 63% to 80% in the first year
  • industry has downgraded its reserves several-fold in recent years
  • firms such as BP, BHP Billiton and Chesapeake reduced the value of their shale gas assets accordingly by billions of dollars

In Europe in particular, FOE sees the aforementioned combination of population density and water scarcity as a general problem. Furthermore, a study conducted by the German development bank KfW bank found that the US industrial sector overall had not become more competitive than the German industrial sector during the shale boom largely because energy prices make up such a small share of total costs (two percent). However, the situation is different for a small number of firms that specifically consumer large amounts of natural gas.

В конечном итоге, цель не в том, чтобы была низкая цена на ископаемое топливо, а в том, чтобы углекислый газ остался в земле. В конечном итоге, переход с угля на сланцевый газ просто ведет к тому, что из-под земли будет добыто еще больше углекислого газа.